Выступил в ММА в 11 лет, пережил голод и переезды. Сейчас Кутателадзе готов драться с другом Хабиба

Сильная история.

В ближайшие выходные грузинский боец Гурам Кутателадзе дебютирует в UFC. При подписании контракта с лучшей лигой мира о нем был известен примерно один факт: Гурам — лучший друг Хамзата Чимаева (пока главного открытия 2020-го).

В интервью Sport24 Гурам рассказывает:

  • Как в начале 00-х попал в России на секцию бразильского джиу-джитсу;

  • Почему его первый профессиональный бой по ММА случился в 11 лет;

  • Как приходилось делить «сухой» батон хлеба на всю семью и собаку;

  • О дружбе с Хамзатом Чимаевым;

  • О готовности драться с Исламом Махачевым через неделю после дебюта в UFC.

— Изначальное впечатление от вас: вы — базовый кикбоксер. Об этом говорит ваша статистика в кикбоксинге. Но при подготовке к интервью я наткнулся на старую статью в газете, где говорилось, что вы участвовали в соревнованиях по бразильскому джиу-джитсу в начале 2000-х в России. Как вы там оказались?
— Я начал заниматься спортом в 5 лет. С самого начала тренировался у Таира Нариманова, изучал японское джиу-джитсу. При этом, мы почти каждую неделю выступали во всех соревнованиях по боевым видам, которые только находили: спортивное и боевое самбо, «рукопашка», бокс, грепплинг, панкратион, бои с открытой ладонью, «3 на 3» и так далее. Еще получилось так, что свой первый неофициальный профессиональный бой в ММА я провел, когда мне было 10-11 лет. В я 12 начал заниматься тайским боксом, чтобы улучшить свою ударную технику. Тогда же начал соревноваться по правилам К-1, несколько боев по ММА провел. Еще были ушу-саньда и джиу-джитсу.

— Вспомните первый бой, который впечатлил вас в детстве.
— Бой Каоклая Каннорсинга. Это маленький боец из Таиланда, который весил около 70 кг. Однажды он встретился, кажется, с Марком Хантом (скорее всего, имеет в виду поединок Каннорсинга с Майти Мо, который похож на Ханта. — прим. Sport24) и отправил его в нокаут ударом ногой в прыжке, хотя весил килограммов на 30 меньше. Этот момент вдохновил меня на занятия тайским боксом.

— Вы выросли в России, а позже переехали в Грузию. Верно?
— Да, в Тбилиси. Тогда мне было 15 или 16 лет. Это случилось незадолго до того, как из России начали депортировать грузин. Но решили мы так сделать по другой причине. За несколько месяцев до окончательного переезда я пробыл в Грузии с отцом, скажем так, туристом. Мне очень понравилось, я захотел там жить и в итоге уговорил семью перебраться. Думаю, мы уехали в правильное время. Тогда особенно остро стояла национальная тема, даже у меня в школе было несколько неприятных моментов из-за этого, но вспоминать подробности не хочу.

— Наткнулся в ваших соцсетях на такую цитату: «Были недели и месяцы в Грузии, когда мы с сестрой каждый вечер ходили в соседний магазин, где была булочная. По вечерам они выбрасывали старый хлеб, который испекли несколько дней назад. Мы просили этот хлеб, делая вид, что он для нашей собаки. Дома мы делили этот кусок хлеба на пятерых человек и собаку». Сильная цитата. — Где вы это нашли? Это я написал? Вау, не помню такой цитаты. Да, было такое время. Но это жизнь, у людей бывает и хуже. Я не жалуюсь, это опыт, и я ему рад. Мы прошли это с семьей. Да, ходили с сестрой в соседний магазин, и нам давали два сухих батона, которые они хотели выбросить. Мы делили их на всю семью.

Еще примерно в тот момент в Грузии была сложная политическая обстановка, из-за чего маме впоследствии пришлось уехать работать в Москву. За ней поехала сестренка — помогать матери и учиться. Мы с отцом остались в Грузии — так наша семья разделилась на две страны. А позже на четыре: со временем я переехал в Швецию, а у сестры появилась возможность продолжить учебу в Испании. Содержать всю семью какое-то время приходилось мне и моей матери. Тогда было сложно, но сейчас, к счастью, все хорошо.

— Вы переехали в Швецию в начале 2012 года. Что тогда у вас было при себе?
— Рюкзак только. Языка не знал, даже английского — кроме «здравствуйте», «до свидания», «собака», «кошка». Людей не знал, связей не было, денег тоже. Повезло попасть в хорошую компанию, в группу людей, которые мне помогли. Тяжелая работа, и вот я добился того, что имею сейчас.

— Вас называют лучшим другом Хамзата Чимаева. Как вы познакомились?
— Это было три года назад, когда он только приехал в зал «All Stars». Это было начало его занятий ММА. Мы познакомились на спаррингах, когда я проводил свой очередной лагерь. Тогда иы устроили тяжелые спарринги, а потом начали общаться. В зале это происходит естественно, ведь мы практически живем вместе, кушаем рядом и спим на соседних кроватях.

— В «All Stars» о вас говорят: «Когда Гурам начинает уставать, все остальные «умирают». Можете рассказать, как в вашем понимании выглядит очень тяжелая тренировка?
— Спарринги с Хамзатом. Ну и много разных тренировок на кондиции и физику направлены. Наш тренер Андреас каждый раз старается нас «убивать». Мы с Хамзатом говорим друг другу: «Что нас не убивает — делает сильнее». Так что пока живы, становимся сильнее. Вообще не думаю, что выносливость на тренировках и спаррингах так уж важна, главное — какая она в бою.

— В 2019 году вы уже пытались попасть в UFC и хотели подраться с Майрбеком Тайсумовым. Не было ли реакции от русскоговорящей аудитории после того вызова?
— Я тогда находился в Стокгольме, тренировался и был готов «запрыгнуть» на какой-нибудь турнир. Мне позвонил менеджер, рассказал о варианте с Тайсумовым, и я написал Майрбеку уважительное письмо. Не знаю, прочел он его или нет. Да, мне приходили разные сообщения от фанатов, но для меня это не имело значения. Я был готов драться.

— Недавно Чимаева вызывал на бой Эдуард Вартанян, который выступает в категории до 70 килограмм. У вас с Хамзатом не было мысли предложить Вартаняну подраться с вами?
— Смешно, что вы об этом говорите, потому что Хамзат хотел написать Эдуарду что-то вроде: «Вон, у меня брат тут есть, с ним подерись». Я всегда в форме, поэтому согласился бы на бой с Вартаняном.

— Ислам Махачев потерял соперника по бою на UFC 254. Не было мысли бросить ему вызов в случае, если в ближайшую субботу у вас все пройдет удачно?
— Да. Была мысль. Буду двигаться шаг за шагом.

Поделитесь с друзьями: