"Лучше ужасный конец, чем ужас без конца". Матыцин — о допинговых делах России

Министр спорта России Олег Матыцин рассказал о решении проблемы ВФЛА в World Athletics и поделился ожиданиями от слушания в Спортивном арбитражном суде (CAS) по спору РУСАДА и Всемирного антидопингового агентства (WADA).

— Очень много говорилось об уголовной ответственности за применение и распространение допинга. Почему пока этот закон в России ни разу не был применен?

— Здесь вопрос в распределении ответственности. Министерство спорта — не следственный и не карательный орган. Мы отвечаем за координацию и реализацию государственной политики. Есть компетентные органы, которые призваны следить за соблюдением законодательства. Наверно, сегодня мы находимся только в начале пути, когда только определены законодательные механизмы наказания за допинг, в том числе уголовного. Обществу нужно время, чтобы сформировать культуру ответственности и готовности понести наказание. Моя позиция такова: если закон принят, то любой человек должен понимать, какими будут последствия за его нарушение.

— Сейчас не готов сказать, почему не работает закон, там очень много факторов — и объективных, и субъективных. Самым эффективным средством профилактики вижу образование. Применение административных мер неизбежно, но здесь я сторонник эволюции, потому что любые революции либо кровавые, либо потом очень долго приходится строить то, что было разрушено. В то же время я сторонник очень жестких, конкретных мер. Если понятна вина конкретных людей, и если есть механизмы ответственности за нарушение допингового законодательства, значит, люди должны нести эту ответственность.

— Справедлив ли пожизненный запрет на занятие государственных должностей для спортсменов, которые были уличены в применении запрещенных препаратов?

— Это одна из мер ответственности. Если ты живешь в системе определенных ценностей, и эта система дала тебе возможность завоевать какую-то медаль, быть известным человеком, а потом ты нарушаешь нормы этой системы, то должен быть готов к тому, что система тебе уже не позволит абсолютно ничего. Понимаю боль и неприятие людей, в отношении которых такие меры принимаются, но либо мы — за систему, либо она начнет разрушаться.

— Есть свет в конце туннеля в истории с дисквалификацией Всероссийской федерации легкой атлетики?

— Свет есть. К великому сожалению, с начала года мы не увидели серьезных изменений в деятельности федерации. Были объективные обстоятельства, но в основном налицо субъективный фактор руководства. Сегодня мы минимизируем риски недопонимания с World Athletics — c ними в контакте и Олимпийский комитет, и Минспорт. Оплатили штраф, была подготовлена дорожная карта. Она пока не утверждена, но одним из факторов, почему это не было сделано — непонимание со стороны World Athletics, кто будет дальше руководить федерацией. Выборы назначены на 30 ноября, надеюсь, что уже новое руководство придет к пониманию своей реальной руководящей роли.

— Причем для меня как для министра, да и, думаю, для всей общественности более важно, как легкая атлетика будет развиваться. Потому что колоссальный урон нанесен не только международному имиджу, но и развитию легкой атлетики в регионах, в детских спортивных школах. World Athletics сейчас очень конструктивно настроена, в декабре должен состояться совет этой международной федерации, где будет рассмотрен вопрос о восстановлении нейтрального статуса для наших спортсменов. Надеюсь на положительное решение. Если дорожная карта будет принята, и все остальные шаги тоже сделаны, российская легкая атлетика будет представлена на Олимпиаде в Токио.

— Ваши ожидания от заседания Спортивного арбитражного суда в ноябре по иску ВАДА против РУСАДА?

— Я надеюсь, что сработают юридические механизмы в части правовой защиты наших интересов. Но я всегда руководствуюсь тем, что лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Какое бы решение ни было принято, каким бы жестким оно ни было, Россия — мощная, самостоятельная спортивная держава. Мы в любом случае на 100 процентов будем проводить международные соревнования, наша система готова к этим вызовам.

— Контракты, которые были подписаны с международными федерациями до решения суда, остаются в силе. Это чемпионат мира по волейболу в 2022 году, чемпионат мира по хоккею в 2023 году, крупное мероприятие SportAccord, которое, я надеюсь, пройдет в 2021 году, Всемирная универсиада в 2023 году в Екатеринбурге… То есть речь идет об интересах не только России, а всего мирового сообщества, где наша страна играет огромную роль как надежный партнер, который всегда выполняет свои обязательства. Кто может быть заинтересован в том, чтобы разрушить эту систему? Поэтому мы надеемся на справедливое решение, которое позволит в том числе исключить коллективную ответственность в отношении наших спортсменов. Даже если какие-то ошибки были допущены, за них должны отвечать конкретные люди, а не страна в целом.

Напомним, что ВФЛА в ноябре 2015 года была временно лишена членства в World Athletics (ранее — ИААФ) из-за многочисленных допинговых нарушений и до сих пор не восстановлена в правах.

В 2019 году исполком ВАДА принял решение отстранить Россию на четыре года от участия в крупных международных соревнованиях, включая Олимпийские игры. Российские спортсмены, не замеченные в нарушениях антидопинговых правил смогут выступать в нейтральном статусе при соблюдении определенных условий. При этом стране будет запрещено проводить крупнейшие международные соревнования в течение четырех лет. 

Читайте далее

Поделитесь с друзьями: